Последнее слово не сказано
Новости

Последнее слово не сказано

 
Директор ОАО по добыче угля «Челябинская угольная компания» Валерий Кальянов в угольной промышленности с 1981 года. Он родился в посёлке Буланаш Свердловской области (по легенде в болотистых лесах пропал конь по кличке Булан, а вышел он на крик мальчика: «Булан наш!») в семье шахтёров, учился в Свердловском горном институте. Трудовую деятельность начал с 1981 на шахте «Коркинская».
– Валерий Анатольевич, хотя и повод для интервью торжественный, давайте начнём беседу с реальной картины нынешнего дня.
– Со 2 февраля у нас введена процедура банкротства. Она рассчитана на 15 месяцев, затем будет введена процедура оздоровления.
– Это плохо?
– Это нормально. Процедура банкротства – своего рода подстраховка. Объясняю. У нас договоры на поставку угля с энергетиками заключены до 2017 года. Но энергетики – Южноуральская ГРЭС и «Фортум» (Аргаяшская ТЭЦ) – активно ищут замену нашему топливу. Почему? Во-первых, сейчас уголь из Казахстана и Кузбасса качественнее – меньше зольности. Во-вторых, значительно ужесточились экологические требования. В нашем угле много золы. В-третьих, этих потребителей не устраивает цена, а мы тоже не можем её уменьшить: мы добываем уголь на большой глубине, соответственно себестоимость добычи выше, чем у угля Казахстана или Кузбасса. Если после 2017 года названные предприятия отказываются от коркинского угля, то… Начнёшь закрыват разрез, потеряют рабочие места 450 человек (плюс потянется цепочка сокращений в погрузочно-транспортном управлении и на Коркинском экскаваторо-вагоноремонтном заводе). А разрез станет муниципальной собственностью, то есть все его проблемы лягут на бюджеты всех уровней. Этого не надо никому.
– Что делать?
– Руководитель региона Борис Дубровский уже дважды посещал наше предприятие. Дважды ему делали доклад. Второй раз исполняющий обязанности губернатора приезжал как раз по поводу нашей перспективы. Станут брать уголь энергетики – будем ещё работать до 2020 года. А к этому времени мы постепенно станем готовиться к закрытию разреза.
У нас есть экспертное заключение научно-исследовательского института Санкт-Петербурга, что надо делать при закрытии. Специалисты отмечают, что надо подсыпать 150 миллионов кубометров на дно котлована, выположить борта, присыпать все пожары. А потом карьер затапливается до уровня 300 метров от поверхности. На бортах ведутся рекультивация и посадки деревьев. Мы сейчас уже возим породу не на отвал, а складываем на западный борт. Это в рамках программы ликвидации разреза. Вот такая судьба ждёт наше предприятие согласно экспертному заключению учёных. Не думаю, что в окончательном решении специалистов что-то изменится. По этому проекту нужно 26 миллиардов рублей на восемь лет работы.
– А все разговоры о том, что под Розой находятся богатые пласты угля, имеют под собой почву?
– Уголь есть. Но тогда надо сносить практически весь посёлок, а качество топлива, кстати, такое же. Стоит ли игра свеч?
– Несколько неожиданный вопрос, Валерий Анатольевич: а уголь вообще нужен стране?
– Конечно. Во-первых, уголь подразделяется на энергетический и коксующийся, идущий на нужды металлургии. Кокс нужен для выпуска металла. Кузбасс свой уголь и за границу экспортирует. Во-вторых, многие построенные электростанции «сделаны» под уголь. Перейти на газ можно после реконструкции, но мы продаём газ на экспорт, наполняя бюджет государства. Стоит ли сжигать валюту, когда есть уголь? А, например, Аргаяшская ТЭЦ никогда не перейдёт на газ. Она обеспечивает нужды производственного объединения «Маяк». Уголь – стратегический запас страны. Кстати, южноуральцы прислали письмо. Они готовы брать по 250 тысяч тонн угля в год до 2020 года. Дали бы гарантии другие потребители, ещё бы поработали.
– До 80-летнего юбилея угольщики всё-таки дожили, несмотря на внутренние и внешние коллизии, преследовавшие предприятие последние два десятилетия. Что такое разрез сегодня?
– В Челябинской угольной компании трудятся 450 человек, непосредственно на разрезе «Коркинском» – 250 плюс подрядчики. Добываем около 80 тысяч тонн угля в месяц. Это оптимальный показатель, позволяющий жить. Сейчас в разрезе работают шесть гидравлических экскаваторов, два – электрических, 14 самосвалов китайского производства и три «БелАЗа».
– Как планируете, Валерий Анатольевич, отмечать юбилей? На мой взгляд, задача сверхтяжёлая. Сколько же людей за эти годы внесли свой вклад в разработку земных недр!
– И потому мы приняли решение отметить юбилей без помпы, сделав основной упор на ветеранов. Первого августа проведём на территории разреза встречу с ветеранами. Покажем музей, поздравим, выпьем чайку в столовой. Но это прелюдия к основному действу, а оно состоится третьего августа во Дворце культуры «Горняк», который мы недавно подремонтировали. Для ветеранов пройдёт торжественная часть, будет в их честь дан хороший концерт, подарим небольшие сувениры.
– Что пожелаете ветеранам разреза, действующим сотрудникам?
– Здоровья, оптимизма, долгих лет жизни вам и вашим близким! Знаете, за последнее время в разрез спускалось немало экскурсантов. И они были под таким впечатлением от того, что это всё сделано человеческими руками, хотя среди них были люди, хорошо знакомые с горным делом. Спасибо, дорогие, за ваш труд, за созданное чудо. Горняки всегда были примером для других по многим показателям. С праздником!
Юрий СЕЙИДОВ
 

Поделиться
Хештеги:

Добавить комментарий