Мама Нина...
Новости

Мама Нина…

– Какая она тебе «мама Нина»? – ревниво возразил как-то на встрече коркинских одноклассников Михаилу Ледовских  уже питерец и генерал Евгений Березин. – Вот для меня – да… На этом августовском вечере в кафе поседевшие однокашники рвали друг у друга из рук мобильную трубку: поздравить первую учительницу. Никто из тех, кому посчастливилось учиться  в начальной школе у Нины Николаевны Ковалёвой, не забывает 21 августа. Именины самого родного после матери человека…
«Всю жизнь равняюсь на неё»
Племянница Нины Николаевны (тоже учитель начальных классов школы № 3) Алёна Казакова в обращении к своему кумиру неоригинальна. Но у молодой женщины, которую приняла под крыло тётя, на эти два заветных слова своё право и надежда:
– «Работать в школу пойдёшь только через мой труп», – сказала мне мама Нина, – рассказывает Алёна Геннадьевна. – Она тогда жила с мужем в Коркино, а я заканчивала восемь классов в Экибастузе. Дождаться не могла, когда вернусь сюда. К ней, самой родной на свете. Ведь мне она – больше, чем мама…
Алёна поступила в коркинский пищевой техникум. Так надеялась обмануть судьбу и любимую тётю, болевшую за неё всем существом. За каждый синячок племяшки, за каждый горький вздох. А горе стучалось в ставни этих людей исправно. Когда остались на белом свете вдвоём, и сомнения не возникло, как и – главное – с кем жить им дальше.
Долгой была дорога к учительству у Алёны. Долгой, но верной. Иную, чем у тёти, стезю она не представляла. «Я всю жизнь равняюсь только на неё… Училась порядку и порядочности. Даже тому, что ученику нельзя дать задание на вырванном из тетради клочке. Только на ровном листочке…»
«Я – не директор. Учитель…»
С детства Нина Ковалёва была активной спортсменкой. Помнит, как однажды, выиграв престижную беговую дистанцию, её, худенькую, тренер-наставник схватил на руки и, счастливый, «нарезал» круги по стадиону.
– Тогда перед нею были открыты двери всех физкультурных вузов, – вспоминает  Алёна Казакова. – Однако все подружки мамы Нины пошли в учителя, в куртамышское педучилище. А разве можно было предать интересы компании? Мечту юности…
Позже Нина поступила в вуз, вернулась в Коркино. И… начала «штамповать» его славу. У неё учились Саша Порошин (его знаменитый сын-танцор из «Аллегро» тоже шёл к наукам у героини публикации), Наталья Маслова (костюмер-дизайнер «Проспекта Горняков»), генерал Евгений Березин, системный администратор районной администрации Андрей Ломов, а впоследствии – и его сын Антон, дочери известных родителей Мария Комкова (в настоящее время Маша, закончив с красным дипломом МГУ, поступила в аспирантуру), танцорша из «Аллегро», неутомимая общественница, ныне – журналист Валентина Богомазова, эрудит и полиглот Катя Белоусова, а ещё – Аня Стрижкова, Валя Пестова и десятки­десятки других…
Своих детей у Нины Николаевны не было. Поэтому своё сердце она, точно последнюю хлебную краюшку, безжалостно крошила на кусочки, безропотно отдавая первашам­птенцам. Имея пятидесятилетний стаж работы, министерские грамоты, значок «Отличник народного просвещения», звания Почётного работника общего образования РФ, «Старший учитель», «Ветеран труда», могла бы стать директором школы. Однажды это ей и предложили. Кто бы в наше время отказался от карьерного роста?.. Но она, простой советский учитель, видела другие дали: глазёнки тех, кому без крошек её светлоты – ну никак…
Багровые гладиолусы
На заслуженный отдых Нина Ковалёва ушла в 70. Ни одного дня не пожалела о выбранной профессии. Только – это даже не профессия. Божественная миссия… Таковой наделены сугубо простые, не кичливые и особо душевные люди. Таких, как Нина Николаевна, сегодня остро не хватает в наших школах. Учителей, которые, по сути, в нашей жизни первые пос­ле мам. Таких людей, готовых стать последними – в очереди за личным счастьем…
…Когда тяжкий недуг свалился на голову её племянницы Алёны в буквальном смысле слова, она была рядом каждую секунду. И здесь, и в питерском госпитале.
Готовясь к операции, Алёна Казакова жила в семье всё того же Жени Березина. Вот оно, нерушимое классное братство, основанное учителем!
Едва с того света вытянули Алёну, заболела Нина Николаевна. Ведь когда любишь по­настоящему, всегда жертвуешь собой. Покоем, здоровьем… Но только это – и есть жизнь. Всё другое – удобство…
…Что бы они делали друг без друга, никто не знает. А главное – без людей. Без коркинцев, москвичей, питерцев… Птенчиков Нины Ковалёвой, разлетевшихся по всему свету.
– Как-­то, ещё работая, мама Нина увидела первого сентября на линейке в школьном коридоре процессию с огромными белыми гладиолусами, – рассказывает Алёна Геннадьевна.  – «Интересно, для кого такая красота, к кому пойдут?» Едва успела подумать, а идут прямо к ней! Давно ушедшие выпускники. В свои 75 она – очень молодая! Маму Нину зовут на все последние звонки, приглашают на День учителя. Администрация школы № 7 выписала ей «Горнячку». С вашей газетой тепло…
Классы Нины Ковалёвой, как на подбор славились дружными родителями. Те перехватывали у любимой учительницы инициативу сезонных праздников и вылазок, общих дней рождения… «Мы всё сделаем сами!» – умоляли папы, мамы и ребята. Не всё, конечно, было безоблачно, хотя иные язвительные коллеги саркастически бросали: «Вам, Нина Николаевна, отбирают детей!»
– Как­то, – говорит Алёна Геннадьевна, – один её ученик «загулял». На носу – майские аттестации, а он – с удочкой на берегу «бассейки». Мама Нина разыскала его, тихонько сзади подошла, присела. Мальчишка оглянулся за червячком и… упёрся в мудрые глаза. «Вы чего, Нина Николаевна?» «Да вот, порыбачить пришла с тобой…»
…Та делегация, вручавшая тогда маме Нине шикарные белые гладио­лусы, ошиблась лишь с цветом. Учительница обожает багровые всполохи своего августа. 
Светлана Межевич 
 

Поделиться
Хештеги:

Добавить комментарий