"Никто, кроме нас"
Новости

«Никто, кроме нас»

 Миллион долларов за вертолётчика
– Виталий, назову три памятные исторические даты, крайне важные для нашей страны – 15 февраля (День памяти воинов-интернационалистов), 23 февраля (День защитника Отечества) и 9 Мая (День Победы). Какая дата тебе ближе?
– Все. Но если расставлять приоритеты, то День Победы. Очень трепетно отношусь к ветеранам, ко всему тому, что связано с нашей Великой Победой.
– Где ты был 15 февраля 1989 года – даты окончания вывода ограниченного контингента советских войск из Афганистана?
– В Союзе. Мы «снялись» 15 августа 1988 года эскадрильей из Кундуза. Прослужил там год. Командование авиацию старалось менять после года, чтобы больше лётного состава получило боевой опыт.
– В 90-е годы особенно громко раздавался вопрос: «А что мы делали в Афганистане?» Ты его себе задаёшь?
– Не раз. Мы не победители и не проигравшие в той войне. Сегодня появилось определение нашему присутствию в Афгане – геополитика (наука о контроле над территорией, о закономерностях распределения и перераспределения сфер влияния (центров силы) различных государств и межгосударственных объединений – авт.). Афганистан раньше был колонией Англии. После нашей Октябрьской революции его власти одними из первых в мире признали нашу новую страну. В конце 70-х годов после государственного переворота во главе Афганистана должен был встать проамериканский лидер. И руководство СССР было вынуждено ввести ограниченный контингент советских войск. Не так всё просто, как кажется на первый взгляд.
– Афганистан никому не удаётся покорить. Вот и недавняя попытка США практически провалилась…
– Душой Россию не понять, Афганистан – тоже. Интересная страна. У её народа есть внутренний стержень.
– По фильмам, книгам – вертолётная авиация там являлась палочкой-выручалочкой. Часто приходилось участвовать в боевых вылетах?
– Там каждый вылет – боевой. Летали каждый день без выходных. А затем, после появления стингеров (с английского – жало, это американский переносной зенитно-ракетный комплекс (ПЗРК), предназначенный для поражения низколетящих воздушных целей (самолётов, вертолётов) и каждую ночь. Мы изменили тактику: взлетали над аэродромом только по спирали, набирали высоту две тысячи метров, и лишь после этого шли по маршруту. Так же и садились. Если заходить, как раньше, по глиссаде (траектории), то часто сбивали стингерами.
Я летал на десантно-транспортном вертолёте Ми-6 борттехником. Однажды мы перевозили боеприпасы из города Кундуза на Файзабад. Взлетели по спирали над Кундузом, ушли на Файзабад. Стали спускаться, и тут нас сбили стингером. Завалились на бок, кое-как сели, приготовились отстреливаться и… услышали родной русский мат. Наши! А вертолётчиков «духи» ценили. За голову советского вертолётчика давали миллион долларов. Вертолёт в Афганистане, как уже говорили, это всё. Дорог практически нет, боеприпасы, продовольствие, десант, запчасти – всё по воздуху.
– Виталий, приходилось друзей хоронить?
– Только в Союзе. В Афганистане благодаря нашему командиру эскадрильи полковнику Александру Кудашову, у нас за год ни одного человека не погибло.
– Фильм Фёдора Бондарчука «9 рота» соответствует действительности?
– Как будто он там сам был, правдивый фильм.
– Есть данные о том, сколько коркинцев прошли «горячие» точки?
– В военной терминологии есть слово «ротация». Люди приходят и уходят, на сегодня 112 человек в строю тех, кто прошёл Афганистан. Также в Союз ветеранов боевых действий входит около трёхсот человек, прошедших Чечню. Но почему-то они не так дружны, как мы, афганцы. Я не так давно возглавляю нашу общественную организацию, но у меня уже есть мнение по этому поводу. Оно пока не для печати…
 

Поделиться
Хештеги:

Добавить комментарий