30 января – 1 февраля. Пекин: прыжок в неизвестность
Город Земляки Общество Спорт

30 января – 1 февраля. Пекин: прыжок в неизвестность

До компьютера добрался в пять утра по китайскому времени 1 февраля, когда в Пекине наступило новогоднее утро по восточному календарю. Я нахожусь в отеле Beijing Garden Hotel, и вспоминаю о своём прыжке в неизвестность – так для себя назвал мой вояж в Китай в Пекин на 24-е зимние олимпийские Игры.

Итак, что произошло за последние сутки?

30 января вечером выехал из гостиницы «Юность» на Хамовническом вале в аэропорт Шереметьево на такси. В метро в Москве за четыре дня ни разу не спустился, опасаясь заразиться. Пройти столько испытаний, чтобы срезаться на заключительных этапах – увольте.

В Шереметьево для членов олимпийской делегации выделили специальный проход. Тебя встречают, провожают до стойки регистрации, всё крайне доброжелательно. Посмотрели полученные куар-коды – зелёный о здоровье и о декларации, пожелали счастливого пути.

«Аэрофлот» – официальный партнёр Олимпийского комитета России. каждый вечер с 23 января рейс SU 204 Москва – Пекин перевозит членов российской делегации к месту Игр. В магистральном «Боинге» 400 мест. Нас на рейсе 30 января оказалось 70 человек – члены ОКР, две хоккеистки из женской сборной, технический персонал ледовой дружины с многочисленными баулами и ящиками, съёмочные группы ТВ, в том числе большая группа Первого канала с комментатором Денисом Казанским.

Коллеги сообщили неприятную новость. Среди нас не оказалось духовника Олимпийской сборной страны протоиерея Андрея Алексеева, четвёртый тест, который мы сдали утром воскресенья, у него оказался положительным. Батюшка чувствует себя хорошо, заболевание, если оно и есть, протекает бессимптомно. Однако перед ковидом все равны.

Рассадка специальная – я оказался один в ряду из трёх кресел. Стюардесса Анна любезно поделилась информацией, что сегодня на борту ещё нормальное количество пассажиров. Недавно они совершали перелёт всего с тремя клиентами! На борт поднялось сразу два экипажа лайнера, утром самолёт полетит обратно в Москву с большим грузом багажа.

 – Будем летать в Пекин ежедневно, – рассказала Анна. – Каждый раз проходим несколько тестирований перед рейсом. И у нас есть потери в экипаже – положительные тесты. А впереди не только Олимпиада, ещё и Паралимпиада.

Ужин, и большинство пассажиров быстро заснули. А меня разбудило яркое небо – мы над Китаем! Наш рейс был единственным в это время, приземлившимся в Пекине. Ожидаемого психоза вокруг ковида в аэропорту не наблюдалось. Нас встречали люди в медицинским костюмах, они оперативно показывали направление движения. Мы прошли тестирования у мониторов, отвечая на вопросы, мне, например, подошли и помогли, видя возникшие затруднения. Следом взяли тест на коронавирус. В Китае палочку засовывают в нос глубже, чем дома, да ещё раза два основательно проворачивают.

Потом прошли за багажом, дождались своего автобуса-шатлла. Прошло где-то два часа. В Пекине бесснежно, плюсовая температура, однако был сильный ветер.

Прибыли в отель, где нас радостно встретили, подарив что-то из символов нового года. А следом поселили в номера по одному до оглашения результатов тестов. Через пару часов раздался звонок в номер, мне на английском что-то быстро сказали, минуты три мы говорили с девушкой в стиле «моя твоя не понимай». В конце концов я выдал что-то вроде – гуд или бэд: хорошо или плохо? В итоге спустился на первый этаж. На меня никто не бросился, значит, с тестом всё здорово. Так и оказалось.  

Вместе с коллегами по пресс-службе ОКР Ильёй Зубко и фотографом Андреем Головановым поехал на шатлле в олимпийский пресс-центр. У Голованова, который всегда работает с коллегой Сергеем Кивриным, это уже пятнадцатая Олимпиада. Киврин решил чуть отдохнуть, поэтому Голованов смеётся: «Буду его догонять, как Овечкин Гретцки» (если кто не в курсе: в Национальной хоккейной лиге главная интрига на ближайшие годы – снайперская гонка. Наш Александр Овечкин пытается побить, казалось бы, вечный рекорд Уэйна Гретцки по заброшенным шайбам за всю историю НХЛ. Канадец забросил 894, Саша на 160 меньше).

Илья и Андрей начинают обмениваться первыми впечатлениями (Илья, ранее работавший в «Российской газете», на Олимпиадах с 2010 года. Они отмечают, что пока здесь организация лучше по сравнению с Токио. Как здесь организован «пузырь»?

Тебя оттестировали в аэропорту, довезли до отеля. Выходя из отеля, проходишь сквозь рамку, по одежде проводят что-то вроде металлоискателя. Всё – ты считаешься в пузыре. Отель окружён забором, здесь дежурят несколько человек. Автобус довозит до огромного пресс-центра, за его пределы тоже не выйти – полиция, кордоны, ограждение. В Японии журналисты шалили и выходили за пределы границ в магазины. Но это когда было – в августе 2021 года! Сейчас же каждый, день, неделя, месяц дарят новые открытия.  

В пресс-центре разделились. Голованов отправился на свободную охоту – фотограф же, мы с Ильёй, имеющим диплом преподавателя английского – по этажам помещения. Зубко быстро сориентировался и куда-то повёл. Оказалось, за подарком для журналистов: «На Олимпиадах спонсоры выдают презенты прессе. Обычно это рюкзак. Получил рюкзак, считай – олимпийский выезд пробил. В Корее в 2018 году были классные рюкзаки! А вот в 2012-м в Лондоне рвались уже через пару дней». Илья осмотрел полученный мной рюкзак и вынес вердикт: «Классный!»

Нашли мы чай, снеки, бананы и мандарины. Коллега сказал, что такое редкость: «В 2010 году в Ванкувере мы сами за Интернет платили, у меня ушло долларов триста». В пресс-центре узнали новость, что в воскресенье в Пекине выявили 20 случаев заражения коронавирусом – максимальное число с июня 2020 года. Поэтому местные власти решили ввести локдаун в районах, где были зафиксированы новые случаи заражения COVID-19. И около двух миллионов человек пройдут тестирование. А всего в Китае 30 января выявлено 54 случая заражения ковидом. Сравните с нашими 120 тысячами. Думаю, Пекин сейчас одно из самых безопасных мест.

Полный первых впечатлений от прыжка в неизвестность, в отеле заснул по-младенчески часов в семь по местному времени. В Челябинске было 16 часов. Ночью проснулся от холода. Если днём при солнце в номере, казалось, жарко, то ночью ощутимо прохладно. Никаких отопительных радиаторов в гостинице нет.

Юрий Сейидов

Поделиться